Здесь размещаются письма всемирно известного врача-невропатолога, в которых доктор Боман комментирует злободневные вопросы психиатрии, нозологии, невропатологии, имеющие отношение к российским (и не только российским) переменам в области медицины.

четверг, 8 ноября 2007 г.

на интервью психолога Рассела Баркли о том, что СДВГ - реально существующее расстройство

Fred A. Baughman Jr., MD author: The ADHD Fraud—How Psychiatry Makes “Patients” of Normal Children www.Trafford.com
Обсуждаемый отрывок из интервью Рассела Баркли.

Вопрос: Скептики говорят, что биологических маркеров для этого расстройства нет, оно не определяется по анализу крови, и никто не знает, чем оно вызвано.
Баркли: Да, говорят, что СДВГ не реален, что это не настоящее расстройство, потому что его нельзя измерить лабораторно. Но это чудовищная наивность и проявление безграмотности с точки зрения науки вообще и психиатрии в частности. Для того, чтобы правильно диагностировать расстройство, не нужен анализ крови. Иначе нельзя было бы диагностировать ни одного психиатрического расстройства – шизофрении, маниакально-депрессивного синдрома, синдрома Туретта, – все это пришлось бы отправить на свалку истории. Ни одно из этих заболеваний не считалось бы настоящим, все это были бы дутые диагнозы. Сейчас наука не располагает лабораторными тестами ни для одного психиатрического заболевания. И это не значит, что их не существует.
Кроме того, я могу попутно указать, что нет таких тестов и для многих болезней, которые медицина умеет лечить. Например, для рассеянного склероза, болезни Альцгеймера, эпилепсии. Мы можем что-то измерить лабораторно, когда болезнь уже достигла самой серьезной стадии, но для первых стадий таких тестов нет. Их диагностика проводится точно так же, как и диагностика СДВГ. Она основана на истории, на предыдущих жалобах, на том, насколько совпадает эта симптоматика с тем, что мы знаем об этом расстройстве; кроме того, следует исключить другие возможные объяснения этих симптомов. Когда все это сделано, можно прийти к выводу, что у вас есть расстройство, и это факт, а не выдумка.
Честно говоря, я вообще считаю, что вся эта критика насчет отсутствия биологических маркеров несколько хромает. Это просто скучно: люди даже в библиотеку не ходили, чтобы самостоятельно исследовать вопрос. Если говорить, что мы не понимаем СДВГ до уровня молекул, клеток и белков мозга, – да, это правда. Но то же самое относится и ко множеству других расстройств – в медицине вообще и в психологии в частности. Но никто на этом основании не объявляет их выдумкой.

----
комментарии доктора Фреда Бомана

FB: Остается лишь удивляться тому, что они со своим пропагандистом Баркли ещё не наводнили Россию своими преступными схемами проталкивания препаратов. Далее я разберу высказывания Баркли по пунктам, одно за другим. Прежде всего, Баркли – психолог, а не врач. Психологи не подтверждают и не определяют у пациентов заболеваний, это делают врачи, шаг за шагом.

Вопрос: "Скептики говорят, что биологических маркеров для этого расстройства нет, оно не определяется по анализу крови, и никто не знает, чем оно вызвано.

FB: В медицине, у каждого конкретного пациента, физическая ненормальность – макроскопическая, микроскопическая или химическая - или обнаруживается, или ее нет. Когда врач осматривает пациента, физическое обследование способно выявить макроскопическую ненормальность (поддающуюся обнаружению на ощупь или видимую невооруженным глазом), такую как опухоль. Обследование может обнаружить микроскопическую ненормальность, такую как злокачественные клетки или инфекцию в мазке при гинекологическом исследовании (у пациента, не имеющего видимых макроскопических отклонений) или (3) химическую ненормальность, такую как повышенный уровень сахара в крови у пациента с диабетом либо повышенное содержание мочевой кислоты при подагре. Если таких ненормальностей нет, пациент нормален, у него не выявлено болезней. Именно так обстоит дело в случае с СДВГ и другими психиатрическими/психологическими категориями. Баркли и все те, кто работает в так называемой “биологической” психиатрии, намеренно лгут, искажают и извращают язык науки и медицины, чтобы укоренить верование будто все психиатрические/психологические категории являются заболеваниями. Они используют сложные термины, такие как “биологические показатели” и “расстройство”, для того, чтобы запутывать обычных людей ­ пациентов, родителей, опекунов, в самых разных медицинских ситуациях, одного за другим. Баркли – ведущий лжец/пропагандист/обманщик (как угодно) в области “биологической” психиатрии – том связанном с Большой Фармацевтикой и контролируемом ею разделе психиатрии, который нацелен, и весьма успешно этого достигает, на то чтобы создавать “пациентов” из нормальных людей любого возраста.

Баркли: Да, говорят, что СДВГ не реален, что это не настоящее расстройство, потому что его нельзя измерить лабораторно.

FB: Можно сказать, и следует сказать, что люди находятся в норме, если у них не имеется макроскопического, микроскопического или химического (определяемого лабораторно) отклонения. Никакой ненормальности не имеется вообще.

Баркли: Но это чудовищная наивность и проявление безграмотности с точки зрения науки вообще и психиатрии в частности. Для того, чтобы правильно диагностировать расстройство, не нужен анализ крови. Иначе нельзя было бы диагностировать ни одного психиатрического расстройства – шизофрении, маниакально-депрессивного синдрома, синдрома Туретта, – все это пришлось бы отправить на свалку истории. Ни одно из этих заболеваний не считалось бы настоящим, все это были бы дутые диагнозы. Сейчас наука не располагает лабораторными тестами ни для одного психиатрического заболевания. И это не значит, что их не существует.

FB: В практике научной медицины каждому коллеге или консультанту доступно наблюдение макроскопических отклонений (видимых или воспринимаемых на ощупь); микроскопическая ненормальность может быть продемонстрирована специалистом другому специалисту или консультанту; результаты клинических лабораторных исследований, показывающие высокий уровень сахара в крови, могут быть воспроизведены в другой клинической лаборатории. Таких объективных ненормальностей не существует в “биологической” психиатрии, которая распространяет утверждения о ложных, сфабрикованных “расстройствах”, “заболеваниях”, “химических дисбалансах”, которые предназначены для того, чтобы делать из обычных людей “пациентов” для препаратов от их хозяев в Большой Фармацевтике. В приведенном выше абзаце Баркли с претензией на запугивание прибегает к обвинениям в “безграмотности с точки зрения науки вообще и психиатрии в частности”. Кроме того, поскольку не имеется доказательств тому, что шизофрения и маниакально-депрессивный психоз являются действительными заболеваниями он использует откровенную ложь, когда смешивает действительное неврологическое заболевание - синдром Туретта – с психиатрическими категориями, чтобы таким образом придать им ассоциативную видимость невробиологических, подлинных заболеваний. В медицинской науке и практике доказательства существования заболевания или есть, или их нет. Если такое доказательство имеется, в науке вежливо предоставляют цитату/ссылку на первый подтверждающий отчет о подтвержденном случае заболевания. Или таких утверждений о существовании заболевания не делают вовсе.

Баркли: "...Кроме того, я могу попутно указать, что нет таких тестов и для многих болезней, которые медицина умеет лечить. Например, для рассеянного склероза, болезни Альцгеймера, эпилепсии.

FB: Обман продолжается. Здесь Баркли повторно использует термин “расстройство” (именно “disorder” в оригинале интервью – ред.) для того, что принято понимать как “заболевание”. Для диагностики рассеянного склероза не существует лабораторного анализа, однако существуют объективные, поддающиеся воспроизведению отклонения при неврологическом обследовании, представляющем собой часть физического осмотра. Объективные отклонения обнаруживаются также при сканировании структуры мозга методом отображения магнитного резонанса, а посмертно - при исследовании мозга под микроскопом. Ни одна психиатрическая категория (называются ли они расстройства или болезни) не имеют такого рода ненормальностей. При болезни Альцгеймера, патологоанатомичесское исследование всегда обнаруживает микроскопические ненормальности в мозге. Биопсия мозга при жизни могла бы их обнаружить, однако она слишком опасна и терапевтически не приносит пользы. В случае психических заболеваний, в мозге не обнаруживается никаких отклонений даже при посмертном патологоанатомическом исследовании. В установленных случаях эпилепсии лабораторно обнаруживаются отклонения в электроэнцефалограмме, часто структурные ненормальности обнаруживаются методом отображения магнитного резонанса, (шрамы, атрофия, опухоли), и практически всегда ­ при микроскопическом исследовании при хирургии, нацеленной на устранение фокуса эпилептической активности, либо при патологоанатомическом исследовании. Новая ложь Баркли здесь нагромождается на предыдущие.

Баркли: "... Мы можем что-то измерить лабораторно, когда болезнь уже достигла самой серьезной стадии.

FB: Еще больше лжи. До тех пор, пока не установлены объективные отклонения от нормы, ни одно из неврологических заболеваний (рассеянный склероз, эпилепсия, болезнь Альцгеймера) не может быть диагностировано с уверенностью. Наблюдение эпилептического припадка – это объективное наблюдение, также как и ненормальные рефлексы у пациента с рассеянным склерозом при неврологическом обследовании.

Баркли: но для первых стадий таких тестов нет. Их диагностика проводится точно так же, как и диагностика СДВГ. Она основана на истории, на предыдущих жалобах, на том, насколько совпадает эта симптоматика с тем, что мы знаем об этом расстройстве; кроме того, следует исключить другие возможные объяснения этих симптомов. Когда все это сделано, можно прийти к выводу, что у вас есть расстройство, и это факт, а не выдумка.
Честно говоря, я вообще считаю, что вся эта критика насчет отсутствия биологических маркеров несколько хромает.

FB: Здесь Баркли в роли “эксперта” уничижает обычного человека: родителя, члена школьного совета, любого этичного и следующего науке врача, которые ставят под сомнение ту подделку, продвижение которой ему оплачивают – создание “пациентов” из нормальных, тех, у кого не обнаруживается макроскопических, микроскопических или химических ненормальностей.

Баркли: Это просто скучно: люди даже в библиотеку не ходили, чтобы самостоятельно исследовать вопрос. Если говорить, что мы не понимаем СДВГ до уровня молекул, клеток и белков мозга, – да, это правда. Но то же самое относится и ко множеству других расстройств – в медицине вообще и в психологии в частности. Но никто на этом основании не объявляет их выдумкой. . . ."

FB: Баркли весьма многословен в уничижении каждого, кто ставит под вопрос их “биологически психиатрическую” ложь – а именно, утверждения, будто психиатрия/психология диагностируют и излечивают действительные заболевания. Поэтому, я был вынужден потратить много слов, гораздо больше, чем требуется читателю.
Позвольте мне дать более ясный ответ. На Консенсусной конференции по СДВГ в 1998 году лжецов от СДВГ Джеймса Свенсона и Ксавьера Кастельяноса поймали на том, что они возлагали на СДВГ вину за атрофию (усыхание) мозга у лиц с СДВГ – чтобы таким образом “доказать”, будто СДВГ является заболеванием, поскольку прежде таких доказательств не было. В своей презентации они уклонились от упоминания того факта, что все те пациенты с СДВГ, которых они обследовали, получали продолжительную медикаментозную терапию психостимуляторами. Это означает следующее: лечение препаратами само по себе было единственным известным переменным физическим фактором, представлявшим собой наиболее вероятную причину этого отклонения. Благодаря тому, что это было раскрыто, у совета Консенсусной конференции не осталось выбора кроме того, чтобы признать (18 ноября 1998) следующее: “ ...У нас нет независимого достоверного теста для СДВГ, и не имеется данных, указывающих на то, что СДВГ вызван дисфункцией мозга.”

Начиная с Консенсусной конференции 1998 года, не было доказательств 1) тому, что СДВГ это заболевание (заболевание = отклонение от нормы) или 2) что имется достоверный тест (или метод обследования) для СДВГ.
Кто бы ни сказал Вам, что СДВГ, или биполярное расстройство, или шизофрения, или обсессивно-компульсивное расстройство, или любая иная психиатрическая категория являются заболеванием, попросите их представить цитату/ссылку в научной медицинской литературе, описывающей первый подтвержденный отчет об этом заболевании.

Для болезни Уилсона, действительного заболевания мозга, такой цитатой будет: Wilson, SAK: Progressive lenticular degeneration:A familial nervous disease associated with cirrhosis of the liver, Brain 34:295, 1912.

Для тирозиноза, врожденного дефекта метаболизма тироидной железы, это:
Medes, G: A new error of tyrosine metabolism: Tyrosinosis, Biochem. J. 26:917, 1932.

для синдрома полипоза глиомы:
Baughman, F. A. (это я), Jr., List, C. F., Williams, J. R., Muldoon, J. P., Segarra, J. M.: The Glioma-Polyposis Syndrome. New England Journal of Medicine, 281:1345-1346, 1969.

для синдрома эссенциального дрожания Кляйнфелтера:
Baughman, F. A., Jr., Klinefelter’s Syndrome and Essential Tremor (letter). The Lancet, 545, 1969.

ПОМНИТЕ СЛЕДУЮЩЕЕ: 1) КТО БЫ НИ ЗАЯВИЛ, ЧТО ЛЮБАЯ ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ ЯВЛЯЕТСЯ ЗАБОЛЕВАНИЕМ, (ИЛИ ЧЕМ-ТО ЧТО МОЖНО ТРАКТОВАТЬ КАК ЗАБОЛЕВАНИЕ), ПОПРОСИТЕ ССЫЛКУ НА СТАТЬЮ В НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ, КОТОРАЯ ДОКАЗЫВАЕТ, ЧТО ЭТО ЗАБОЛЕВАНИЕ – ЕЕ НЕ БУДЕТ!

(2) КТО БЫ НИ ЗАЯВИЛ, ЧТО ЛЮБОЙ РЕБЕНОК/ВЗРОСЛЫЙ/ПОЖИЛОЙ ЧЕЛОВЕК ИМЕЕТ ПСИХИАТРИЧЕСКОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ, ПОПРОСИТЕ ПОКАЗАТЬ МАКРОСКОПИЧЕСКОЕ, МИКРОСКОПИЧЕСКОЕ ИЛИ ХИМИЧЕСКОЕ ОТКЛОНЕНИЕ (МЕДИЦИНСКИЕ ЗАПИСИ ИЛИ САМО СООБЩЕНИЕ О ТАКОМ ОТКЛОНЕНИИ) ДЛЯ ЭТОГО СЛУЧАЯ – ИХ НЕ БУДЕТ. ЕСЛИ ОНИ БУДУТ ПРЕДСТАВЛЕНЫ, ВЫШЛИТЕ ИХ МНЕ ДЛЯ ВЕРИФИКАЦИИ, ПОТОМУ ЧТО ТАКИХ ДОСТОВЕРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИЛИ АНАЛИЗОВ НЕ СУЩЕСТВУЕТ.

Позвольте добавить, что когда Свенсон представлял на Консенсусной конференции 1998 года доклад от себя и Кастельяноса, он отметил, что Кастельянос по этому же вопросу делал сообщение в Соединенном Королевстве. Именно так распространяются их “эпидемии”, совсем не так, как это происходит с действительными заболеваниями. Частота фенилкетонурии, врожденного заболевания химии человеческого тела, составляла 1 на 10 тыс. детей в 1961 году, когда я начинал свою практику в неврологии. Сегодня она остается такой же. Распространение СДВГ вследствие двуличной кампании по пропаганде лжи, нацеленной на то, чтобы делать “пациентов” из нормальных, возросло от 200 тысяч в 1970 году до свыше 6 миллионов сегодня. Так нарастают только “эпидемии” психиатрических заболеваний, нацеленные исключительно на продажу препаратов, предназначенных для лечения “невидимых” болезней. И они достигают успеха исключительно вследствие продажности и соучастия правительств. Имейте это в виду.

Фред А. Боман., врач-невролог 11/5/07
Опубликовано в русском переводе с любезного разрешения Фреда Бомана, врача-невропатолога.